Твои люди, Кубань! Авторитет казачества на Кубани растет день ото дня. Это не просто слова. Приведем всего одну лишь цифру, подтверждающую этот факт: в этом году 480 казаков избраны главами сельских поселений и депутатами. Доверие земляков завоевать непросто. Особенно если речь идет не о больших городах, а о станицах, где все друг у друга на виду. Тут не поможет ни дешевый популизм, ни краснобайство, ни голое критиканство. Станичники судят о казаках не по словам, а по делам.

Просматривая списки казаков, победивших на выборах, нашел фамилию атамана станицы Шкуринской Кущевского района Владимира Горбенко, второй раз избранного главой сельского поселения. В чем секрет популярности атамана? За ответом на этот вопрос отправился в одну из старейших кубанских станиц.

Казак

Владимир Горбенко — потомственный казак. Его предки жили в Шкуринской с момента основания станицы. Мальчишкой слушал рассказы старших о казачьей доблести, о подвигах прадедов. Рядом со станицей в 1942 году казаки в кровопролитных боях сдержали на несколько дней наступление немецких войск. Это была и знаменитая Кущевская атака, в ходе которой казачья лава навела ужас на вооруженных до зубов фашистов. Историей здесь дышит каждая пядь земли. Вблизи дома семьи Горбенко еще виднеется полуразрушенный окоп времен Великой Отечественной. Следов и других сражений здесь сегодня немало. До сих пор в станице работают поисковые военно-патриотические отряды, извлекают из земли останки солдат, старое проржавевшее оружие.

— С детства я очень много читал, — вспоминает Владимир Горбенко. — Любимым предметом в школе была история. На уроках по физике, которая мне не очень нравилась, я читал. Моя одноклассница Татьяна, с которой дружил в школе, ставшая впоследствии моей женой, даже настояла, чтобы я написал расписку о том, что не буду читать на уроках. В противном случае она грозила отказаться от свиданий. Уже в те годы меня больше всего интересовала история Кубани и нашей станицы.

Владимир окончил Кубанский государственный университет по специальности истории. С течением времени любовь к музе Клио не угасла, а, наоборот, стала сильнее. Владимир был одним из многочисленных помощников в сборе экспонатов и подготовке экспозиций при открытии в станице музея, лично принимал участие в разработке герба Шкуринской.

— Когда на Украине начали в политических целях использовать тему голодомора, утверждая, что это был геноцид украинского народа, на Кубань приехала делегация ОБСЕ. Они встречались с Валерием Евгеньевичем Щетневым. Я писал на тему голодомора в станице Шкуринской курсовую работу, текст которой и фото нашего памятника он использовал в подготовке доклада делегации ОБСЕ. Кстати, в нашей станице — первый и единственный в СССР памятник жертвам голодомора.

В начале 90-х годов прошлого века в Шкуринской, как и на всей Кубани, началось возрождение казачества. Владимир Горбенко участвовал в нескольких организационных комитетах. Большая часть работы была, как говорится, вхолостую.

— Только в 1996 году нам удалось создать пусть небольшое, но работоспособное общество. Я стал заместителем атамана по работе с молодежью.

Учитель

В 1989 году Владимир Горбенко пришел учителем в школу № 5, в которой сам когда-то учился. Там он организовал военно-патриотический клуб «Спартанец».

— Я служил в ВДВ и, когда вернулся домой, меня пригласили на встречу в школу. Рассказал о службе. Ребята уговорили показать что-нибудь из приемов десантников. Попросил принести несколько бутылок. Одну разбил рукой, другую, натянув берет, разбил об голову и, раздевшись до пояса, улегся на битое стекло. Мы в ВДВ это называли показухой. Ребята загорелись. Они как раз готовились к 23 февраля и попросили позаниматься с ними.

Где-то с месяц я обучал их основам рукопашного боя и другим воинским премудростям. На празднике они показали такой класс, что станичники ахнули! В школе кроме учительской работы параллельно вел занятия в военно-патриотическом клубе. От желающих отбоя не было! Нашим коронным номером был такой: девушку, вытянувшуюся в горизонтальной плоскости, на руках держали два парня. Ей на живот клали кирпич и разбивали кувалдой. Зрители приходили в восторг! Впоследствии из «Спартанца» выделились еще два клуба.

Я занимался с ребятами до 2011 года, когда уже был главой станицы. С удовольствием занимался бы и сейчас, но дел столько, что неудобно назначать время тренировки, а затем переносить ее раз за разом.

За 21 год существования военно-патриотического движения в станице через него прошло свыше пятисот ребят. Часть из них выбрали военную карьеру, часть — работу в правоохранительных органах.

В школе Владимир Горбенко был классным руководителем первого казачьего класса. Это сейчас на Кубани тысячи классов казачьей направленности, а 15 лет назад это был эксперимент и не более.

— У меня было 15 хлопцев, причем далеко не самых лучших по успеваемости и дисциплине. Прошел год, и они настолько изменились, что учителя просто поражались. Мы с ними участвовали во всех соревнованиях, не раз брали призовые места. Я довел их до девятого класса.

Владимир Горбенко, несмотря на занятость, все же находит время выезжать с учениками в походы. О чем свидетельствует стенд в школе № 5.

Атаман

Хуторское казачье общество в Шкуринской одно время стало сдавать позиции. Люди приходили, уходили, реальных дел не было. В 2002 году казаки на круге избрали атаманом Владимира Горбенко — и дела пошли в гору.

— Мы начали с возрождения казачьей дружины. Тогда в нее входили 18 казаков. Установили контакт с участковым Игорем Брызгаловым. Он с радостью принял нашу помощь, поскольку станица большая, а в поселение, кроме нее, входят еще восемь населенных пунктов, и в одиночку участковому работать было очень сложно. В любое время кто-либо из казаков-дружинников мог ему позвонить, и он выезжал туда, где возникали проблемы. Точно так же он звонил нам с любой просьбой, и мы приходили ему на помощь.

Вторым большим делом, которым занялись казаки-шкуряне, стал уход за кладбищем. В то время специальной службы, которая бы следила за порядком на погосте, не было. Казаки убирали мусор, выкашивали сорняки, спиливали старые деревья, определили место для складирования мусора. Одним словом, следили за порядком и приучали к этому станичников, которые раньше, убрав могилы своих, могли высыпать мусор на соседние.

Еще одно большое и хорошее дело, затеянное казаками, — создание противопожарной дружины.

— В станице много пожароопасных мест. Первый пожар вспыхнул на кладбище ночью. Я обзвонил казаков, и через короткое время туда приехали несколько десятков хлопцев — кто с лопатами, кто с ведрами. Пожар, образно говоря, мы буквально затоптали. Со временем на базе добровольной пожарной дружины образовалось муниципальное производственно-социальное предприятие. Когда ЗСК выделило трактор и тележку, мы поставили на нее бочку, насос. И у нас появилась возможность более эффективно бороться с пожарами. Мы создали муниципальное учреждение — производственно-эксплуатационный и социальный центр. Руководит им наш казак Владимир Крищенко, мастер на все руки. В 2010 году своими силами потушили около сорока пожаров. Пока из станицы Кущевской приезжала пожарная машина, мы уже практически успевали ликвидировать очаги возгорания. Глава сельского поселения Владимир Пантелеевич Шакун увидел, на кого ему можно опереться. Штат у него тогда был всего семь человек, и в большинстве — женщины. Мы, естественно, пошли ему навстречу.

Созданное МУ ПЭСЦ сейчас взяло на себя функции коммунального предприятия. Парк пополнился машиной УАЗ, косилкой и КУНГом. Начинало это учреждение с одного тракториста, сейчас штат 16 человек. Помимо чисто коммунальных дел предприятие оказывает помощь старикам в уборке дворов, заготовке дров.

— Если раньше люди, у которых умирал родственник, были вынуждены бегать по различным инстанциям, нанимать копачей, то сейчас достаточно набрать всего лишь один телефонный номер — и МУ ПЭСЦ все услуги по похоронам возьмет на себя. Захоронение усопших стоит всего пять тысяч рублей.

Не канула в Лету и добровольная пожарная дружина. Казаки своими руками перестроили заброшенное здание, к нему пристроили бокс для пожарных машин, забетонировали двор. Сегодня на Кубани это единственная пожарная часть, на сто процентов укомплектованная казаками.

— Конечно, одно поселение само не смогло бы создать полноценную пожарную часть. Очень помогла краевая администрация, депутат ЗСК Иван Михайлович Петренко выделил два с половиной миллиона рублей на строительство бокса. Денег требовалось больше, чем у нас было. Мы пригласили в пожарную часть фермеров, чтобы те оказали спонсорскую помощь. Никто не отказал. На следующий день у одного из них загорелась хозпостройка. Пламя могло перекинуться на дом, но пожарные, быстро прибывшие на место, спасли жилище. Он тогда и признался: «Если раньше у меня и была тень сомнения в поддержке пожарной части, то теперь нет».

Сейчас под командой начальника пожарной части № 32 Андрея Кузнецова 19 казаков. Все они прошли профессиональную подготовку, сдали экзамены на должность. В боксе стоят два пожарных автомобиля и «Нива». Не прекратила существования и добровольная пожарная дружина. Помимо того что казаки оказывают помощь своим товарищам, они еще и являются резервом.

Высокую оценку работе пожарной казачьей части дали начальник противопожарной службы края Валерий Лозовой и министр ГО и ЧС и региональной безопасности Кубани Борис Глебов.

В тот день, когда я был в Шкуринской, пожарные, сменившиеся с дежурства, не пошли домой, а отрабатывали тактику, еще раз продумывали наиболее оптимальные маршруты движения ко всем девяти населенным пунктам сельского поселения.

— Наши казаки-пожарные понимают, что мы должны сделать все возможное для защиты от огня жителей станицы. Поэтому добровольно в свое личное время отрабатывают различные варианты тушения пожаров. Шкуринская — станица большая, ее протяженность около 10 километров, поэтому нужно успеть прийти людям на помощь в максимально короткое время, — говорит заместитель начальника казачьей пожарной части Михаил Охрименко.

— Когда минувшей зимой снегом завалило станицу, пожарные буквально пробивали дороги к хуторам и поселкам, — вспоминает Владимир Горбенко. — Совместно с работниками МУ ПЭСЦ они в течение нескольких суток наладили прерванное сообщение между населенными пунктами.

— Получается, что казаки взяли на себя функции не только самоуправления, но и службы МЧС?

— Так и должно быть. Ведь наша станица казачья, кому, как не нам, определять ее жизнь? Когда я писал дипломную работу, вышел Закон «О местном самоуправлении». Я написал, что он практически полностью копирует систему казачьего самоуправления до революции 1917 года — с поправкой на современные условия.

Глава

— Вы выстроили взаимоотношения с местной властью, работали, как говорится, рука об руку. Тогда с какой целью пошли на выборы, оставшись по-прежнему атаманом станицы?

— Во-первых, до революции атаманы на Кубани решали часть чисто управленческих функций, например следили за состоянием дорог. Во-вторых, мы столкнулись с проблемой юридического и финансового оформления наших дел. Ну а в-третьих, глава сельского поселения Владимир Пантелеевич Шакун пригласил меня на должность заместителя. Его предложение мы обсудили на казачьем круге, и хлопцы сказали: «Давай, батька, дело нужное».

Я дал согласие, но с условием — выпущу свой девятый казачий класс.

Став заместителем главы поселения, Владимир Горбенко вкусил все прелести работы сельского чиновника. Занимался и дорогами, и газоснабжением, и водой, и прочим. Причем Шкуринское хуторское общество стало работать не хуже, а наоборот: росли его ряды, оно становилось сплоченнее и сильнее. Было дело, сунулись в Шкуринскую «цапки», но им недвусмысленно дали понять: казачьей станицей будут управлять казаки и никто другой. Получив отлуп, «цапки» забыли путь в Шкуринскую.

На первых выборах казачий атаман собрал около 60 процентов голосов станичников. На вторых — 77,5 процента. Земляки видят, что он делает все возможное для улучшения жизни в станице. Отсюда и поддержка, и доверие земляков.

— В 2009 году в Совет депутатов избрались три казака, в этом году — пять. А если учесть, что депутатами избрались еще и казачки, то Совет у нас в большинстве казачий. На первой сессии Совет избрал своим председателем казака — заместителя атамана Владимира Яковлевича Крищенко. Не зря же говорят: где родились, там и пригодились!

Глас народа

Вот несколько мнений станичников, с кем довелось поговорить.

— Владимир Горбенко — молодец! Старается для народа, — считает Андрей Симохин.

— Наш глава, дай Бог ему здоровья, взялся за дороги. Сейчас все больше асфальт и гравийка, уличных фонарей стало куда как больше. Хаты исправнее стали. Да и как атаман он хороший. Казаки у нас порядок охраняют, так что в станице не видно ни алкоголиков, ни наркоманов. Володя сам человек очень отзывчивый. К нему можно с любым вопросом обратиться, — говорит пенсионер Михаил Исаевич Долгополов.

Самое авторитетное мнение высказал председатель совета стариков Владимир Пантелеевич Шакун, которого сменил на посту главы поселения Владимир Горбенко:

— Владимира я заметил еще в ту пору, когда он был заместителем атамана. Он был увлечен казачьей темой. У него явно выраженные качества лидера, люди к нему тянутся. В бытность главой поселения пригласил его работать моим заместителем и стал готовить в преемники. Преемственность — это важно. Нужно, чтобы те, кто придет за тобой, продолжали начатое дело. Некоторые главы сельских поселений Кущевского района меня упрекали: «Вот ты какой хитрый — подготовил себе смену». Я им говорю: «А кто вам мешал?». У Владимира здоровые амбиции: если решил что-то, то обязательно добьется. Я, честно говоря, ему не завидую. Сейчас такое давление идет со стороны контролирующих структур, что уму непостижимо. Если бы я остался на должности главы, то не выдержал и ушел бы. А он ничего, терпит, крутится как может. И это при том, что еще и атаманские обязанности на нем. Общество не захирело, как некоторые из соседних. Он старается и казаков на работу устроить, и культуру поддерживает, и со школьниками занимается.

Владимир Горбенко знает буквально каждый уголок станицы. В этом убедился лично, когда ездил с ним по Шкуринской.

— Сейчас мы бросили все силы на ремонт дорог и уличного освещения. Денег в бюджете маловато — 15 миллионов рублей. Было б хотя бы 30, тогда дороги смогли бы полностью привести в порядок. Пусть не все бы заасфальтировали, но хотя бы уложили гравий. Здорово выручают краевые целевые программы. В этом году газификация станицы достигла почти 80 процентов.

Ситуацию осложняют три крупных хозяйства, находящихся в стадии банкротства. Взять тот же «Рассвет». У этого хозяйства было почти 15 тысяч гектаров пахотной земли, при том, что площадь всего поселения — 23 тысячи гектаров. Пока акционеры боролись между собой, хозяйство утонуло в долгах. Недавно большую часть земли выкупил «Агрокомплекс», и дело пошло на лад. Предприятие стабильно платит налоги и НДФЛ. Два года назад мы заключили соглашение с инвестором, который решил возродить на базе бывшего спиртзавода производство. Правда, пока особого движения не наблюдается, но мы рассчитываем, что со временем дело пойдет. Постепенно возрождается ремонтный завод.

Во время разговора с Владимиром Горбенко у него то и дело звонил мобильный телефон. Его номер знают многие станичники и обращаются по любым вопросам.

— Дерево упало? Сейчас дам команду, и ствол уберут.

— Не отвлекают от дел подобные звонки?

— А это и есть дела, которыми мы должны заниматься.

В поселке Заводском он сосредоточенно считает столбы, на которых висят провода.

— Сейчас мы хотим установить здесь линию электропередачи на столбах, которые будут демонтированы в центральной части станицы. С водой очень много проблем. Почти 80 процентов труб, уложенных еще в советское время, сгнили. То и дело приходится латать водовод. В этом году около километра труб заменили. Будем и дальше вести эту работу. Сейчас готовим документацию для вступления в краевую программу на условиях софинансирования. Что бы мы без поддержки края делали, не знаю. А так — собрали свои десять процентов, остальное выделяет краевой бюджет. Спасибо и депутатам ЗСК, и губернатору! Это такая поддержка!

На одной из улиц машину останавливает мужчина:

— Викторович, деньги собрали. Сегодня принесу, сдам в бухгалтерию. Все как договаривались.

Владимир Горбенко поясняет:

— На этой улице мы планировали установить фонари освещения, но средств не хватает. Я собрал людей и предложил: часть денег собирают жители, другую выделим из бюджета. Люди согласились, и скоро у них улица будет освещена.

Вот так, по-хозяйски, глава решает все вопросы.

Следующая остановка — школа № 5, в которой когда-то учился, а потом работал атаман.

С директором школы он обсуждает установку во дворе казачьего куреня.

— У нас с первого по восьмой класс — казачьи. За каждым из них закреплены наставники. Да и Владимир Викторович нас не забывает. Он до сих пор с детьми в походы ходит, возит детей на соревнования. Сейчас хотим поставить во дворе «Кубанский дворик». Так что с хуторским казачьим обществом у нас самое тесное взаимодействие, — говорит директор школы Вера Калашникова.

К слову, Кущевский курень, к которому относится и Шкуринская, один из самых видных в Атамани. Без станичников не обходится ни один из праздников. Да и в беде шкуринские казаки всегда приходят на помощь. Когда водная стихия бушевала в Должанской, одними из первых на выручку пришли именно они. Более двадцати казаков посменно находились в Должанской, очищая двор за двором, улицу за улицей. Было дело, и в Крым шкуряне двинулись, но пока добрались до переправы, потребность в увеличении казачьей группировки на полуострове отпала.

Заехали мы с главой и в конный клуб.

— Вчера одна из лошадей в яму провалилась, надо взглянуть, как она себя чувствует.

В конюшне, которую казаки оборудовали своими руками, Владимир Горбенко подошел к стойлу, погладил коня:

— Ну как ты, Малыш?

Александр Мирхалевский, которого Владимир Викторович охарактеризовал кратко, но емко: «И швец, и жнец, и на дуде игрец», — говорит:

— У Малыша ноги целые, испугался он сильно.

Конный клуб — особая гордость шкуринских казаков. И пусть породистых лошадей в нем всего ничего, в основном обычные работяги, зато станицу казаки патрулируют конным порядком. Дети с удовольствием занимаются в секции. Желающих столько, что в очередь записываются.

— Мы взяли инструктора Ольгу Попову, Александр Мирхалевский отучился на берейтора. Конечно, на соревнованиях не выступаем, так как породистая лошадь пока всего одна, но у нас еще все впереди! Казак ведь без коня не казак.

Команда

Местоимение «я» Владимир Горбенко употребляет крайне редко, зато «мы» звучит очень часто.

— Без команды единомышленников не удалось бы ничего сделать. Будь ты хоть семи пядей во лбу, но один в поле не воин. А дел в станице очень много, и не только в хозяйственном плане. Нужно и о развитии казачьего общества заботиться, и военно-патриотической работой с молодежью заниматься.

Начальник штаба Шкуринского хуторского общества Александр Сиденко, помимо работы в хуторском обществе, руководит сельским Дворцом культуры. Человек он уникальный. Художник, собиратель экспонатов музея, многие стенды сделал своими руками. Музей в станице такой, что многие позавидовать могут! Открылся он в 1988 году, и за это время экспонатов здесь накопилось столько, что впору расширяться. Есть здесь печать казачьего суда, а войсковая печать Шкуринского куреня хранится в музее имени Фелицына. Особое место занимает золотая казачья компасная лента. Их в крае осталось всего три. Есть здесь и сундук казака первой сотни первого Ейского полка Емельяна Горбенко. На стене висят дореволюционные водительские права, много фотографий казаков-фронтовиков с Георгиевскими крестами на груди. Есть в музее и старинный сепаратор, при помощи которого казачки сбивали сметану. Один хранится в музее, другой — в этнографическом комплексе «Атамань».

— Можно хоть сейчас его в работу запускать, — рассказывает Александр Сиденко.

Большая экспозиция посвящена знаменитой Кущевской атаке. Здесь и шашки, которыми казаки рубили фашистов, и кавалерийские карабины, и другое оружие той поры.

— Мало кто знает, что в первую атаку пошли шкуринские казаки — молодежь и старики, которых в силу возраста в армию не призвали, — рассказал Владимир Горбенко. — На их счету, кроме уничтоженной пехоты, было и несколько танков. Был жаркий день, и танки шли с открытыми люками. Казаки на полном скаку прыгали с коня на корпус, бросали гранаты внутрь танков, а затем снова прыгали в седло.

Мой дед тоже был участником Кущевской атаки. Его, контуженного разрывом снаряда, немцы взяли в плен. Через два дня он бежал. Снова встав в строй, принимал участие в освобождении станицы в 1943 году. Побыл дома один день — и снова ушел на фронт. Через какое-то время пришло письмо, в котором было сказано: пропал без вести.

На месте, где предки бились насмерть с фашистами, шкуринские казаки установили памятный камень. А Поле казачьей славы — уникальный музей под открытым небом, к слову — идея шкурян.

— Александр Сиденко разработал эскиз за одну ночь, — вспоминает Владимир Горбенко. — И хотя его нет в списке соавторов, этот мемориал был создан именно по его эскизу. Теперь здесь казаки каждый год принимают присягу.

Все казаки, с кем довелось поговорить в Шкуринской, — единая команда. Это видно по особым отношениям между ними. Еще отметил для себя такую деталь: на столе главы поселения — график дежурств казачьей дружины. Напротив имени Владимира Горбенко стоят даты, когда он вместе с казаками-дружинниками выходит на охрану общественного порядка. Не всякий атаман, совмещающий свою должность с должностью главы сельского поселения, выходит на дежурство.

— Это обычная практика, — говорит Владимир Горбенко. — Атаман — первый среди равных. Так было у наших предков, такого же порядка придерживаемся и мы.

…Признаюсь, командировки — вещь утомительная. Полдня в дороге, встречи, общение с людьми, исписанный блокнот, несколько часов записи бесед на диктофон — все это, честно говоря, выматывает. Но из станицы Шкуринской вернулся домой с каким-то подъемом в душе. А все потому, что своими глазами увидел настоящее казачье самоуправление, убедился в том, что казаки, как и встарь, снова становятся хозяевами своей земли. Значит, будет жить наша Кубань. И случись что — есть кому за нее постоять!

Краснодар — Шкуринская — Краснодар
Сергей Капрелов, материал с сайта газеты «Вольная Кубань» http://gazetavk.ru
Фото из архива газеты