Легендарный руководитель Кубанского казачьего хора в гостях у «Завтра»

Есть люди, в которых сбегаются воедино, сходятся, сопрягаются и взаимодействуют два мощных священных потока. Первый поток несется снизу — пенный и терпкий, он гонит из-под глыб жизненную силу почвы, несет в себе гулы и звоны родной земли, энергию ландшафта, вибрации и ритмы рода, языка и традиции... Второй поток медленно движется из великих пространств космоса — знаменует собой перст судьбы, Божественный импульс, дар, благословение... На стыке этих великих потоков возникает пылающий сгусток, огненный шар, взрыв сверхновой... Рождается звезда первой величины, обладающая колоссальной гравитацией. Вокруг этой звезды начинают вращаться светящиеся миры, танцевать кометы, мерцать и плавиться материя...

Таков Виктор Захарченко — наш национальный гений, русский светоч, генератор образов, смыслов, источник неукротимой, неисчерпаемой творческой силы для всех нас.

Двести лет назад на Кубани был основан Войсковой певческий хор Черноморского казачьего войска. Ныне мы чествуем Государственный академический Кубанский казачий хор, поздравляем весь певческий коллектив с юбилеем, славим бессменного руководителя хора, фольклориста, композитора и дирижера. Предоставляем слово Виктору Гавриловичу.

В дни Покрова Пресвятой Богородицы мы отмечаем юбилей Кубанского казачьего хора... И в эти же дни проводится фестиваль православного кино. Мы собрались, и нет никакого разделения — вот Россия, вот Украина, вот Белоруссия, вот Сербия. Знаете, как на Пасху — смерти нет! «Смерть, где твое жало?»

* * *

Я глубоко убежден, что как есть Святая Троица, так есть и три взаимосвязанных элемента жизни нации — вера, язык, традиционная культура… Последняя вмещает в себя песни, танцы, одежду, обряды, обычаи, сказки, пословицы, поговорки и т.д. — словом, все жанры.

* * *

Кубанский казачий хор родился как певчий коллектив Кубанского казачьего войска, но даже тогда он давал светские концерты. Они пели казачьи песни, которые сами записывали и сами обрабатывали, издавали сборники, пели в школе и сами занимались в широком смысле традиционной культурой и духовным воспитанием. Основатель Кубанского казачьего хора — протоиерей Кирилл Россинский, действительно духовный просветитель Черномории, как тогда называлась Кубань, и Черноморского казачьего войска, которое с 1860 года стало называться Кубанским. Войсковой певческий хор пел народные казачьи песни, классические хоровые произведения русской классики —Бортнянского, Чайковского, Рахманинова — и хоровую западную классику. Это был коллектив с широкой творческой амплитудой. Параллельно был духовой оркестр, который потом трансформировался в симфонический. Оркестр играл все симфонии Чайковского. На столетнем юбилее спели торжественную увертюру Чайковского «1812 год», которая началась «Спаси, Господи, люди Твоя...» а капелла, и только потом это переросло в симфоническое исполнение...

* * *

Когда я стал художественным руководителем, я, конечно, не знал истории, считая, что коллектив был рожден в советское время, как и все остальные народные хоры. И только потом, работая в архивах, библиотеках и читальных залах, я понял, что это совсем другой хор, что там другие корни, что я, в принципе, не имею права стоять у руля такого хора. Кто я такой? Учился в консерватории, сдавал атеизм, приезжал домой и говорил: «Мама, сейчас же наука доказала, что Бога нет». А мама в испуге говорила: «Сынок, ты что? Нэ кажи, нэ кажи! Учени, воны дурни, не слухай!».

* * *

Ту миссию, которая была у певческого хора, я постарался продолжить уже сейчас, в наше постсоветское время. Сегодня сам Кубанский казачий хор — только вершина айсберга. У нас есть школа в 600 человек, есть научный центр фольклора и этнографии. За 30 лет у нас воспитались свои доктора и кандидаты наук. Мы издаем очень серьезные исследования, такие, например, как академическое издание «Культура всех казачеств России». Мы занимаемся серьезной наукой, а не любительством, у нас собрано огромное количество — 120 тысяч — единиц фольклорного материала. Цифра астрономическая, потому что для концерта хватит 20—30 песен. Для того чтобы спеть все остальное, мне нужно прожить еще десять таких жизней из тех 73 лет, что я прожил.

* * *

...Мы занимаемся и традиционной народной культурой. Для меня это очень важно, потому что традиционная народная культура у нас сегодня как никогда в загоне. Считается, что традиционная народная культура — это что-то неопределенное. Я разговариваю с уважаемыми, эрудированными и образованными людьми и вижу, что они не знают, что такое традиционная народная культура. А ведь она начинается с веры. Нет вообще народа без веры. Но и останавливаться на одной вере нельзя. Ведь задача не в том, чтобы весь наш народ ринулся в скиты и монастыри, только молился... и конец света! Нет! Предназначение народа есть на земле. И об этом очень важном говорили все — и ученые, и святые отцы, — о предназначении самого народа. Господь Бог подарил нам прекрасную землю: плодитесь, размножайтесь и трудитесь во славу Божию! Но сейчас традиционная культура в загоне. Очень мало людей, с которыми можно поговорить о традиционной народной культуре. Это не только песни, не только танцы, не только одежды, не только медицина, не только пища, не только сказки и былины. Это форма национального самосознания, направленная на сохранение этноса.

* * *

Это духовное народное самосознание включает и классику, ибо из фольклора и традиций вырастают Пушкины, Лермонтовы, Толстые, Достоевские, из фольклора вырастают Чайковские и Рахманиновы и т.д. Наше национальное самосознание все это включает в традиционную народную культуру. Здесь важнейшие составляющие — вера наша православная, язык наш русский и традиционная культура. И им надо это уничтожить...

* * *

Утеряем веру — нам будет очень плохо, утратим язык — будет невероятно плохо, утратим традиционную культуру — мы станем ничем, тем самым быдлом, легко управляемым. Ибо с преподобными преподобным станешь, а с нечестивыми развратишися. Сейчас нас превращают в быдло, чтобы мы замкнулись на своей собственной жизни, на биологических и физиологических потребностях: поели-попили — и трава не расти. Но трава расти — душа наша вечная, жизнь вечная, и мы своей жизнью должны стремиться к тому, чтобы затем Господь Бог взял нас к Себе поближе.

* * *

Но все молчат. Вроде все как и надо — храмы открыты, люди приходят, возрождаемся... Бойтесь одного — чтобы под звуки возрождения мы катастрофически не падали в яму. Это новая форма разрушения — «возрождение». Что же мы возрождаем, знаете?..

* * *

Надо ведать правду для того, чтобы знать, что возрождаем. Я бы записал в книге живущих исповедь каждого ветерана. Пусть говорит черное, пусть скажет светлое, но пусть скажет слово о Сталине! Ведь дальше нам будут накручивать «суд истории» новые либеральные власти.

* * *

Два имени всячески яростно оплевываются огромнейшими кампаниями. Это Иван Грозный и Сталин. Об Иване Грозном есть потрясающие работы Игоря Фроянова, Петра Ткаченко и других наших историков. Мы же получаем одни лишь ложные сведения. Эти сведения вбили в голову. Иван Грозный писал свои воззвания к русскому народу, а они не издавались 400 лет, то есть не только в советское, но и в царское время. Издавались послания не первого русского православного царя, а Курбского — предателя, который бежал в Польшу и писал оттуда. Его переписка публиковалась три столетия в царское время и в советское время печаталась. Ивана Грозного представляют самым жестоким. Кто сказал, когда сохранились имена убиенных, сохранились святцы, за кого он молился? Курбского представляют, поэтому из поколения в поколение сформировалось ложное мнение об Иване Грозном. Между тем сегодня по всей Руси поют песни времен Ивана Грозного. Народ поет об Иване Грозном «Глас народа, глас Божий». Народ поет, а вы спорьте, политики!

* * *

Нужны глубокие серьезные православные работы по истории России. Мы с вами историю России не знаем. Мы знаем о династии Романовых, правивших 300 лет. Но открывают памятник «Тысячелетие Крещения Руси» — и там нет первого русского царя Ивана Грозного! А это самый православный царь, величайший! Для меня это идеал, каким должен быть Государь. Это же идеал! И вдруг этот идеал затаптывают! Наверное, им не надо такого идеала, наверное, вместо идеала надо показать какую-то грязь? Поэтому, когда появляются истинные вожди, их не показывают, а показывают мнимых вождей. Пописал под самолетом, подирижировал оркестром — и славно! И памятник поставили!

* * *

Дорогие мои, мы так в советское время потоптались по царской России, но сейчас мы точно так же безжалостно топчем еще одну нашу святыню — Советскую Россию, которая победила фашизм. Я несказанно рад, что жил в этой стране, рад не меньше, чем если бы я жил в то царское время. Все ли в царское время было так, как теперь нам представляют? Далеко-предалеко не все. Для меня однозначно на сто процентов: при царе было лучше. И самое главное — что теперь? Храмы появились, но разве мы возродились духовно? Мы видим, что падаем и падаем. Подобраться к осознанию и осмыслению сегодняшнего времени — это и есть самая главная и трудная задача. Шолохов осознал все, что произошло, что такое было царское, что советское, что такое белое и красное. А мы все еще нет!

* * *

Открыт в Краснодаре мемориал генералу Корнилову. Это тот, кто арестовывал царскую семью. Говорят — это белые герои. Какие герои? Белые уничтожали красных, и, наоборот, шла братоубийственная война, жертвы с той и с той стороны. Какие могут быть у белых герои? Какие могут быть герои у красных? Это наша страшная страница.

* * *

У всех народов, не только русского, всегда были друзья и недруги. Они всегда были. Вся история тысячелетий кошмарная и кровавая. Как народу выживать и сохранить себя? Поэтому народ всегда объединяется верой, языком и традиционной культурой. Это есть форма национального самосознания. Это очень важно.

* * *

Господь Бог послал нам автора. Я знал Юрия Поликарповича Кузнецова — гениальнейшего поэта, равного Пушкину, Лермонтову и т.д.

Когда я не плачу, когда не рыдаю,
Мне кажется, я наяву умираю.
Долины не вижу, былины не слышу,
Уже я не голосом Родину кличу.

И червь, что давно в моем сердце скрывался,
Залетному ворону братом назвался.
Он выгрыз мне в сердце дыру с голосами,
А ворон мне вырвал глаза со слезами.

Но червь провалился сквозь камень безвестный,
А ворон разбился о купол небесный.
И больше ко мне не укажет следа
Никто никогда, никто никогда.
Никто никогда, никто никогда.

Стих датирован 1973 годом, а я в 1974 году стал художественным руководителем хора, и при этом был атеистом. А Юрию Поликарповичу, который был моложе меня, уже в 1973 году дано было знать. Поэты высоко в небесах. Поэтам, таким, как Кузнецов, как Пушкин, дано очень много. И все нам надо слушать. Как глас народа, так и глас поэтов — глас Божий.

* * *

Есть истинная поэзия, но ее очень-очень мало. Мне приносят горы духовных стихов, казалось бы — рифма. Духовно-канонически все правильно, но это не поэзия. У нас сегодня возникла проблема — религию отделили от национального. Вот, братцы, где прорубили брешь!

На одном дальнем острове жили старцы, которые молились Господу так: «Ты на небесех, мы во гресех, и спаси Господи всех...». Как-то заезжие путники, услыхав их молитву, сказали: «Нет, правильно читать молитву «Отче наш». Научили их. Сели в лодку и поплыли восвояси. Отплыли уж далеко и вдруг видят — по воде бежит один из старцев и кричит: «Подождите! Я забыл молитву!». А ведь только Христос в своей святости ходил по воде! Вот что такое духовная поэзия!

* * *

...На 65-летии Победы мы давали концерт в Питере, дошли до песни «Артиллеристы, Сталин дал приказ...»... Представляете, Октябрьский зал встал весь и стоит. Овации... Глас народа — глас Божий! Следующая песня — про Сталинград... Мы поем. Люди стоят и рыдают, не отпускают нас...

* * *

Есть высокое искусство народа, где слезы, где потрясения, где правда...



Материал подготовили
Андрей Фефелов и Георгий Котенок, газета «Завтра», № 44, ноябрь 2011 г.
Материал с сайта газеты «Вольная Кубань»
http://gazetavk.ru